СЕЙЧАС +0°С
Все новости
Все новости

«Настаиваем на ДНК»: мама годовалого мальчика потребовала признать отцом погибшего мобилизованного

Доказывать родство и право на выплаты она намерена в суде

Анастасия уверена, что маленький Стёпа — копия Ярослава

Поделиться

Анастасия Томилова потребовала признать отцом своего годовалого сына погибшего в ходе спецоперации 24-летнего Ярослава Булаева. Молодого мужчину мобилизовали 29 сентября, а 8 октября его не стало. При жизни отцовство не было установлено, отношения у пары были непростыми, но сейчас молодая мама решила восстановить справедливость — дать ребенку фамилию отца и добиться полагающихся ему выплат. Семья Ярослава с этим не согласилась, поэтому решать вопрос придется в суде. Подробности — в материале 74.RU.

Ярослав Булаев — один из первых пяти погибших мобилизованных, призванных из Коркинского военкомата Челябинской области. Повестку он получил по прописке, но жил в Челябинске, 17 октября его похоронили на Успенском кладбище.

«Отношения развивались стремительно»

Анастасия с Ярославом познакомились два года назад. К тому моменту у нее уже было двое сыновей: старшему — три года, младшему — три месяца.

— Отношения развивались стремительно, мы почти сразу жить вместе начали, — вспоминает молодая женщина. — Потом он меня познакомил со своими родными, мы к ним в гости ездили. Жили сначала на съемной квартире. Он помогал с детьми: когда маленького укладывала, со старшим азбуку учил, играл.

Анастасия начала встречаться с Ярославом осенью 2020 года, а весной поняла, что беременна

Анастасия начала встречаться с Ярославом осенью 2020 года, а весной поняла, что беременна

Поделиться

Пара даже купила дом на средства материнского капитала в Еманжелинске, но вскоре отношения дали трещину.

— В мае я поняла, что в положении, — говорит Анастасия. — Я ему сказала, но тогда наши отношения уже были на грани: у него с работой не получалось, всё рушилось, жили на то, что я зарабатывала в такси и курьером. Я для себя решила — ну уйдет, значит, уйдет. Я двоих воспитываю и третьего подниму. В итоге собрала вещи и ушла к родителям.

Малыш весом 850 граммов

Стёпа родился недоношенным на 27-й неделе беременности — Анастасия заболела коронавирусом, ей сделали кесарево сечение, когда было поражено 70% легких.

— Я лежала в реанимации и в первый день даже не знала, жив ребенок или нет, — рассказывает она. — Я была в сознании и, когда операция закончилась, спросила: «Ребенок жив?». Все молчат. Я готовилась к худшему. Когда вечером пришла детский врач, она сказала, что сын выжил. 850 граммов. Мне показали фотографию, там просто одни косточки, и я сразу вижу, что это копия Ярика. Даже по такому маленькому было уже видно.

Стёпа родился очень слабеньким

Стёпа родился очень слабеньким

Поделиться

Анастасия почти месяц провела в реанимации, а за жизнь и здоровье Стёпы врачи боролись почти полгода.

— Шесть месяцев не видела его. Он лежал сначала в отделении для недоношенных детей, потом началась отслойка сетчатки, его перевели в детскую областную больницу, плюс у него был перелом тазобедренной кости, потому что он был слишком хрупким. И он еще очень долго не мог без кислорода и бутылочку не брал, его кормили через зонд, — перечисляет мама малыша. — Нам ставили и ДЦП, и другие страшные диагнозы. Домой я его забрала только в конце марта. В первые дни он сложно адаптировался, даже не слышал, что собаки дома лаяли, выглядел как месячный ребенок, был очень маленьким.

Но он боролся за жизнь как мог

Но он боролся за жизнь как мог

Поделиться

Сейчас Стёпа уже научился сидеть, ползать, стоять в кроватке, но ему пока необходимо постоянное лечение и прием препаратов. По подсчетам мамы, каждый месяц на это уходит не менее 10 тысяч рублей.

«Час прождала у ЗАГСа»

Анастасия говорит, пока она была в роддоме, отец малыша и его бабушка Наталья периодически звонили, писали, интересовались здоровьем ее и ребенка.

— Тетя Наташа просила, чтобы я установила отцовство. Когда меня выписали и я поехала оформлять свидетельство о рождении, сказала Ярославу, что буду его ждать у ЗАГСа. Прождала час, в итоге оформила документы без него, — объясняет наша собеседница. — Вписать отца без его присутствия было нельзя, потому что мы не в браке. Сказала ему, что можем потом поехать и вписать, но он ответил: «Ты уже сама всё решила». Мы поругались и месяц снова не общались.

Малышу до сих пор необходимы лечение и поддержка

Малышу до сих пор необходимы лечение и поддержка

Поделиться

Первый раз Ярослав увидел Стёпу только в августе. Анастасия отправила ему фотографии малыша, а потом они встретились и несколько часов вместе гуляли.

— Он с ним ходил, носил на руках, кормил, — говорит она. — Он всё спрашивал, что купить Стёпе на день рождения, хотел подарить крестик и просил крестным взять его друга Андрея. Обещал помочь с лечением — мы как раз тогда прошли обследования у пульмонолога и невролога, нам посоветовали пройти курс медикаментозной терапии и массажа, потому что сын плохо сидел и плохо ползал. Там около полутора тысяч препарат стоил и массаж — шесть тысяч. Он сказал: «Я зарплату получу и помогу».

А в сентябре пришла повестка из военкомата. О том, что Ярослава мобилизовали, Анастасия узнала от его родной тети. Она приехала на проводы вместе с сыном.

— Он сказал, что будет рад нас видеть. Его двоюродная сестра даже взяла у знакомых коляску, чтобы мы могли остаться ночевать. Приняли нас все добродушно, тетя Наташа полночи ходила с ребенком на руках, Ярик тоже его качал, — вспоминает молодая мама. — Я приехала в 9 часов вечера, в 9 утра нам уже надо было быть в Коркино. О том, чтобы бежать в ЗАГС, уже никто не думал, да я и не думала о таком [что Ярослав может погибнуть] — ну еще ранение может быть, но такого я не ожидала. В Коркино я была с ним, мы попрощались. Я всегда говорила, как бы у нас ни сложились отношения, мы всё равно уже семья, у нас есть ребенок.

Ярослава провожала вся семья, и Стёпа тоже

Ярослава провожала вся семья, и Стёпа тоже

Поделиться

Разговор об отцовстве

О смерти Ярослава Анастасия узнала 13 октября.

— Когда отправили, он мне не писал — я переписывалась с его тетей Аней, она мне говорила, где он, куда его отправляют. А 13 октября я укладывала Стёпу спать, мы прикемарили, и она мне пишет: «Убили». Я спросонок сначала ничего не поняла, — вспоминает она.

Анастасия поехала к родным Ярослава в Еманжелинск.

— Там все в слезах. Потом приехали представители администрации и военкомата. После слов соболезнования помощница главы Юлия спросила, есть ли какие-то вопросы, и бабушка Ярослава, мама Натальи, сказала: «У нас есть рожденный не в браке ребенок, мы хотели бы установить отцовство, чтобы он мог получать пенсию по потере кормильца». О каких-то больших деньгах речи не шло, об этом никто не думал, да и я не думала, что родные Ярика проявят такую инициативу, чтобы признать ребенка, — признается Анастасия. — Юлия пообещала, что мне помогут всё сделать в ускоренном порядке, и дала мне номер юриста, который составит заявление. Разговор был при Наталье, ни у кого никаких вопросов не возникало. Потом в военкомате назвали сумму — порядка 13 миллионов [выплаты родственникам погибшего]. После этого тетя Наташа сказала: «Я Стёпу признаю и половину ему отдам». Изначально это выглядело так: они должны были получить деньги и шесть миллионов нам отдать, чтобы Стёпе купить квартиру.

Сейчас Стёпа с двумя братьями и мамой живут в квартире вместе с бабушкой и дедом

Сейчас Стёпа с двумя братьями и мамой живут в квартире вместе с бабушкой и дедом

Поделиться

Но после похорон отношение родных, как утверждает Анастасия, изменилось.

— На следующий день после похорон я еду к юристу. Заявление должны были составить, что не я прошу установить отцовство, а что бабушка просит признать, что это ее внук. Начинаем составлять заявление, юрист говорит, что нужны документы от бабушки — паспорт, свидетельство о рождении и свидетельство о смерти Ярослава. Я ей звоню, она говорит: «Я только еду, приеду, и там решим». Перезвонила позже, она уже трубку не берет. Я вернулась к юристу, описала ситуацию, она сказала, тогда будем подавать документы, что я прошу признать отцовство, все документы у бабушки суд запросит сам. Если честно, я даже не думала про эти деньги, но меня возмутило, что они сами сначала сказали, а потом начали отказываться, они пытаются обидеть не меня этими деньгами, а маленького ребенка, они прекрасно знают, что ему необходимо лечение, часто дорогостоящее.

Всё решит ДНК

Заявление рассмотрели 8 ноября в Еманжелинском городском суде.

— Я приехала в суд, родных Ярослава никого нет. Смотрю, за мной женщина какая-то заходит, она оказалась представителем Натальи. Она встает и говорит, что бабушка не признаёт этого ребенка, — возмущена Анастасия.

Малыш растет любознательным

Малыш растет любознательным

Поделиться

В определении суда, которое имеется в распоряжении редакции, говорится, что заявление Анастасии оставлено без рассмотрения, так как представитель Булаевой заявила: сын Натальи никогда открыто не признавал своего отцовства. Журналист 74.RU обратился к Наталье с просьбой прояснить свою позицию, но она отказалась от комментариев.

Теперь Анастасия вынуждена обратиться в суд уже с исковым заявлением (документ имеется в распоряжении редакции. — Прим. ред.) об установлении факта отцовства при помощи молекулярно-генетической экспертизы, целью которой будет установление родства Стёпы с его предполагаемой бабушкой Натальей Булаевой. Первое заседание назначено на 6 декабря.

— Мы настаиваем на ДНК с бабушкой, чтобы Ярика уже не трогать. Я не хочу доводить до эксгумации, — подытожила Анастасия.

Анастасия хочет, чтобы Стёпа знал, что его папа был героем

Анастасия хочет, чтобы Стёпа знал, что его папа был героем

Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter