СЕЙЧАС +9°С
Все новости
Все новости

«Мне сказали: "Есть дела поважнее"»: как фермера мобилизовали в разгар уборки урожая

Лук и морковь остались в поле. Работники — без зарплаты. Право подписи — только у мобилизованного фермера

ds

Фермера призвали на службу в сезон уборки урожая

Поделиться

Фермер из Волгоградской области Иван Вдовенко в самый разгар уборки овощей оказался мобилизован и отправлен в учебную часть.

37-летний Иван Вдовенко выращивает морковь в поселке Кузьмичи. Уже пять лет он ведет свой бизнес, под его началом трудятся 20 мигрантов. Вечером 21 сентября к фермеру пришли с повесткой.

— Пришли ко мне и сказали: «Родина зовет», — вспоминает Иван Вдовенко. — Вчера в 18:00 мне вручили повестку, сказали, что в 20:00 нужно быть на сборном пункте. Я поехал в ДК в Городище. У меня забрали военник, подготовили повестку, отдали и отправили на точку сбора. Я быстро собрал вещи, взял рыльно-мыльные принадлежности. Прямо сейчас я еду на полигон «Прудбой».

Иван Вдовенко окончил военную кафедру технического университета, ушел в запас офицером, но ни одного дня в армии не служил.

— Я командир взвода в звании лейтенанта, — уточнил предприниматель. — Думал, что объясню ситуацию и мне дадут отсрочку. Я хотел добиться отсрочки на два месяца, до 1 декабря, чтобы урожай собрать. А потом готов Родину защищать, нет проблем. Я не скрывался, не прятался — поехал на сборный пункт и сказал как есть. Но в отсрочке мне отказали. Сказали: «Есть дела поважнее».

Помимо 20 человек в подчинении, у Ивана также 11,5 гектара несобранной моркови. По словам фермера, он попросил знакомого предпринимателя помочь с урожаем, но не уверен, что тот справится. Уходя из дома на пункт сбора, сыну и дочери фермер сказал, что едет на рыбалку.

Рабочую одежду фермеру пришлось сменить на военную форму

Рабочую одежду фермеру пришлось сменить на военную форму

Поделиться

— Две недели сейчас будет проходить обучение — и потом туда, — добавил Иван Вдовенко. — Никакой контракт я пока не подписывал. Мне сообщили, что подписью в повестке я уже автоматически заключил контракт. Но, я думаю, еще дополнительно документы будут. Детям я сказал, что на рыбалку поеду. А как я им скажу? Сыну 3 года будет, дочери — 11. Жена, конечно, в курсе.

Не знает, что делать дальше, и жена фермера Валентина.

— Позвонили вчера, — рассказала супруга фермера. — Сказали, собирай вещи, и едем. Без повесток, без ничего. Просто по звонку. У него и поля, и люди... Поля нужно убирать, людей кормить, зарплату им платить. Как жить дальше — пока не знаю, не могу сообразить, но как-то будем думать, что-то делать...

Подробности внезапной мобилизации рассказали люди, работающие с земледельцем.

— Фермер вот уже несколько лет выращивает лук, морковку, — рассказали знакомые. — К нему из года в год приезжают на работу иностранцы, которых он легализует. В данный момент у него на полях находятся 20 человек.

— Его даже слушать никто не хотел, что у него 20 иностранцев, что им нужно платить зарплату, что они могут разбежаться, — сетует собеседник. — Отвечают: «Этих твоих просто депортируют — и всё». Люди остаются брошенными, и это мы еще не говорим про продовольственную безопасность. Если начнут забирать наших фермеров — что мы есть будем? В 2004 году Россию вытащила не нефть, не бензин с газом, а пшеница. У человека все деньги закопаны в землю, вместо купюр сейчас — морковь и лук, которые нужно достать и рассчитаться с поставщиками системы капельного орошения и прочими контрагентами. Во всех договорах 50% оплаты идет весной, когда начинаются полевые работы, а еще 50% выплачивается после сбора урожая. Сумма, которую фермер должен поставщикам, — порядка пяти миллионов рублей. Плюс не будем забывать про рабочих. А право подписи есть только у него, руководителя предприятия. При этом он человек с активной гражданской позицией, он просил отпустить его, дать возможность уладить все вопросы по бизнесу, и потом бы вернулся — не отпускают.

Лук и морковь надо убирать

Лук и морковь надо убирать

Поделиться

Фермеры, избежавшие в силу ряда причин мобилизации, просят государство отрегулировать закон о мобилизации, оставив фермеров работать на земле.

— Поле — это не компьютер, его не выключить, — размышляет один из крупных землевладельцев Городищенского района. — Кончится всё тем, что эти же самые узбеки уберут урожай и продадут его за наличку, уходя от налогов. А будут ли делиться с фермером — это уже другой вопрос. Понятно, что приказ исполнять нужно, но руководство региона должно же как-то реагировать. Выдайте фермерам бронь, ведь сельское хозяйство — единственный козырь у нас перед Западом. Берите юристов, менеджеров. Их каждый год выпускают тысячами, они всё равно ничего не умеют. Оставьте тех, кто может и умеет работать. Иначе что получится?

«Поле — не компьютер, его не выключить», — говорят фермеры

«Поле — не компьютер, его не выключить», — говорят фермеры

Поделиться

В региональной комиссии по мобилизации уточнили, что список тех, кто имеет право на отсрочку, подробно прописан в законе «О мобилизации», добавив при этом, что окончательное решение остается за призывными комиссиями на местах. Однако из текста федерального закона следует, что индивидуальные предприниматели, даже занятые в сельском хозяйстве, не имеют права на отсрочку от мобилизации. Впрочем, юристы советуют не спешить с закрытием бизнеса, обратиться в налоговый орган с соответствующим заявлением, объяснить ситуацию контрагентам, сообщить о событиях, предусмотренных пунктом 3 статьи 401 ГК РФ (обстоятельства непреодолимой силы), позаботиться о возможности сдавать налоговые декларации и не осуществлять фактическую деятельность на время прохождения службы. Более подробную инструкцию для предпринимателей собрали в отдельном материале.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter