RU53
Погода

Сейчас+17°C

Сейчас в Великом Новгороде

Погода+17°

ясная погода, без осадков

ощущается как +17

0 м/c,

штиль.

761мм 51%
Подробнее
USD 90,99
EUR 98,78
Страна и мир истории Мать продала ее в сексуальное рабство, она попала на панель. Известная художница — о детстве, эпидемии ВИЧ и бордельной выставке

Мать продала ее в сексуальное рабство, она попала на панель. Известная художница — о детстве, эпидемии ВИЧ и бордельной выставке

Маруся Морковкина честно рассказала о себе и своем творческом пути

После того как Маруся занялась творчеством, она стала открыто говорить о том, что пережила в юности

Художница Маруся Морковкина родилась и выросла в Краснодаре. В детстве ее растлила мать. В подростковом возрасте девушка оказалась в сексуальном рабстве, смогла выбраться оттуда, но потом самостоятельно вернулась в секс-индустрию. Позже Маруся жила в монастырях, а затем даже стала успешным ресторатором. Сейчас Маруся — известная художница, которая проживает свои травмы через творчество.

Далее о нелегком пути девушки — от первого лица в материале наших коллег из 93.RU.

О семье Маруси

У меня папа был мажор, потому что бабушка работала в крайисполкоме, а дедушка — почетный профессор, изобретатель. И папа, он такой мажор-вырожденец. Очень часто у людей с сильной карьерой, когда они детям не могут уделить внимание, а могут только откупаться, дети растут вырожденцами, довольно садистичными. Мой отец был одним из таких.

Мама была моложе его почти на 20 лет. Как они познакомились? Он подъехал к ней на роскошной для Советского Союза машине. Спрашивает: «Девушка, вас подвезти?» Она говорит, конечно. Спрашивает: «Что ты будешь есть?» Говорит, икры хочу. Он говорит: «Какой тебе, черной или красной?» Она говорит, и черную, и красную (и это в эпоху тотального дефицита!). Он заехал в крайисполкомовский буфет и набрал черной и красной икры, рябчиков, ананасов, балыков, привез ее домой. И она тут же забеременела.

Естественно, у него были большие вопросы, учитывая, что она была еще замужем. Она развелась с мужем, когда была на восьмом месяце беременности. Поэтому у отца всегда были сомнения, насколько я вообще от него.

«Единственные моменты, когда мать была со мной доброй»

У матери, скорее всего, был какой-то диагноз психиатрический, потому что она была садисткой, издевалась над животными. Она занималась охотничьим собаководством — у нее были таксы, и она делала притравки на котятах. Она покупала газеты с объявлениями типа «отдам котят в хорошие руки», брала коробку котят, приезжала домой, брала щипцы для когтей и отрезала им когти вместе с пальцами по одному, чтобы собак не царапали. А потом кидала этих котят собакам, они их разрывали.

«Потом она кидала этих котят собакам, они их разрывали»

Одна из картин Маруси

Ну короче, явно крыша ехала. Как если бы биполярка была. Просто у нее разные были периоды, то она такая добрая, замечательная, а когда начиналась депрессия, она бухала вместо терапии. А бывает, что заходила в маньячку. Вот в такой стадии она меня склоняла к секс-отношениям в детстве.

Для меня это не насилие было, это всё-таки было растление. Это были единственные моменты, когда мама была со мной доброй. Я понимала, что я делаю что-то очень странное. Но я готова была этим платить за то, что в эти моменты мама меня любила.

В восемь лет у меня потекла крыша. Прямо жестко потекла. Мать очень сильно боялась огласки, ведь даже отец об этом не знал. И она внушила мне, что я олигофрен. И все думали, что я олигофрен.

В детстве Маруся не нашла поддержки ни в семье, ни в школе

Год, когда стало еще хуже

Когда наступил 91-й год, мне было 9 лет, бабушку с дедушкой резко попросили на пенсию, как и любых коррупционных чиновников. И они перестали финансировать моего отца. И родители начали бухать из-за того, что у них не стало денег.

А на ком можно выражать свой негатив, на кого его можно сбрасывать? Естественно, на тех, кто не может ответить, — на детях. И поэтому они меня ***** [били] одновременно.

Мать меня провоцировала всячески. Могла по щекам бить, унижать, оскорблять. Когда я говорила, например, «перестань, дура», она кричала: «Саша, ты слышал? Саша, иди сюда! Ты слышал, как она меня назвала?» И она меня после этого сначала сама ****** [била], а когда она уставала меня бить, приходил Саша и защищал свою жену.

Маруся живет в доме, где выросла

Я жила с ними в этом доме и продолжаю жить до сих пор. Но сейчас этот дом имеет хорошую энергию, сюда приезжают офигенные люди, просто замечательные художники. Так что дом уже очистился давно, он сейчас классный.

Секс-рабство и проституция

Позже у мамы появился любовник — папин друг по школе. Они встретились, и он пригласил его домой к нам. Он стал к нам захаживать.

Этот друг ко мне постоянно лез, пытался домогаться, потому что я тогда уже была подростком, очень красивым ребенком. Но, когда я рассказывала родителям, естественно, им было выгоднее в это не верить. Потому что он такие столы накрывал, такие подарки матери дарил. В конце концов моя мама сказала: «Я с ним поговорила, это ты его домогалась».

Я поступила на первый курс музыкального училища, своими мозгами поступила, даже стипендию получала. Начались каникулы и мама такая: «А хочешь подработать?» Я говорю: «Да». Ну вот садись к Ивану Владимировичу (имя изменено), он тебя подвезет.

Иван Владимирович меня отвез куда-то в другой район и пересадил в другую машину. Эта машина меня уже завезла куда нужно. Это была квартира с сейфовой дверью, с закрашенными окнами и два охранника рядом.

«Мне было 16 лет. Там были четыре девочки, примерно все моего возраста»

Там были подростки, в основном беспризорники. Там нельзя было даже плакать, потому что, если ты заплакал, тебя очень сильно изобьют. В эту квартиру приходили клиенты, зная, что дети находятся в рабстве. Я провела там примерно 2–3 месяца.

Говорить о пережитом девушке по-прежнему нелегко

Когда я попыталась сбежать, меня очень жестко избили. Скорее всего, подумали, что я уже мертва, и сбросили тело в лесополосу.

Меня нашли добрые люди и привезли в больницу. Мама приехала ко мне в больницу. Она очень сильно испугалась за то, что могут быть последствия, что я ее сдам и ее посадят в тюрьму. Она подлизалась ко мне, уверяла, что ее обманули, и просила, чтобы я дала ложные показания. Ну я и сказала ментам, что я очень ***** [плохой] подросток, очень много употребляю алкоголя и сбегаю из дома. Что я села в машину к каким-то мужикам, меня изнасиловали и избили.

Мама дала мне денег, чтобы я сняла жилье. Потом она перестала на связь выходить, и я уже самостоятельно вышла на панель. Потому что после случившегося я поймала самостигму, что я говно, шлюха, грязная, что упала и недостойна помощи. Мне даже стыдно было кому-то рассказать, что случилось. Даже когда я ментам рассказывала, что я плохая девочка, села в машину к незнакомым мужикам, это было проще, чем сказать им, что обслуживала мужиков как секс-работник.

Я знала, какие точки есть: гостиница «Москва», «Кавказ», на Ставропольской девочки стояли, на трассе. Я зашла в гостиницу, подошла к охранникам, спросила, где тут девочки работают и что мне нужно поговорить со старшим. Поговорила и устроилась на работу.

В гостинице «Москва» я проработала не больше недели, меня сразу заметили и перевели к элитным девочкам на побережье. Я отработала 8 лет в индустрии, а потом влюбилась в мальчика, студента обычного, с чистыми глазами, и решила покончить с ремеслом.

Маруся вернулась в секс-индустрию из-за самостигмы, но смогла покончить с ремеслом, и сейчас она помогает другим секс-работницам

Как у матери жизнь сложилась? Да никак. Вела свою беспросветную жизнь, пила и вместе с отцом умерла от недугов, вызванных алкоголизмом.

Нашла Бога в искусстве

После этого я еще была в монастырях, искала Бога. Но Бога я там не нашла. Зато у одной матушки в монастыре был прекрасный повар из Москвы, который меня заразил общепитом. И когда я вышла из монастыря, то сначала работала барменом, потом стала старшим барменом, получила даже диплом, потом стала ресторатором. Я была совладельцем «Гнезда перелетного Зайца». Он гремел на весь город, это первый андеграундный клуб в Краснодаре.

После этого у меня получился конфликт с совладельцем, клуб закрылся. И я ушла в депрессию на 4 года. Я не выходила из дома, ни с кем не общалась, не работала. У меня был парень, который помогал, пианист. Жил со мной. Но потом поняла, что я так не могу всю жизнь прожить. Через 4 года я просто пошла, купила себе холст, масляные краски и начала рисовать.

«Я нашла Бога в искусстве», — говорит женщина

«В этот день я вышла из депрессии. И стала художником»

Я поступила в КИСИ, это Краснодарский институт современного искусства. Я его окончила. Плюс я вышла замуж за художника Антона Николаева. Мы сейчас с ним разводимся очень говённо, но не могу не отметить, что это мой учитель. Он мне очень много дал, и я очень многому у него научилась.

Я не скрывала никогда свое прошлое, не скрывала, но и не афишировала. Только близкие знали. Открыто начать говорить о прошлом я стала, когда начала рисовать. Я поняла, что художник является рупором сообщества.

Одну из комнат в доме Маруся превратила в мастерскую

Публично о своем прошлом я рассказала в документальном фильме обо мне. Мой бывший муж Антон Николаев свел меня с прекрасной девушкой, которая как раз сотрудничала с уязвимыми группами в Фонде Андрея Рылькова (признан иностранным агентом на территории РФ). И она меня познакомила с тусовкой, где были журналисты, которые как раз искали интересную тему для фильма.

Бордельная выставка

17 декабря прошлого года, в день защиты секс-работников от насилия и жестокости, у меня стартовала Бордельная выставка. Это выставка о моей личной истории.

Вернисаж был в питерской «Серебряной розе». Это ребята, которые помогают секс-работницам. Там мы стартовали с этой выставкой. В течение года выставка экспонировалась в борделях нескольких городов: Москва, Челябинск, Магнитогорск, Иркутск, Ростов-на-Дону, Оренбург, Казань, Набережные Челны, Санкт-Петербург и Краснодар.

Часть картин Маруси

Кроме того, выставка проводилась в Томске, в Кризисном Центре для маленьких мам, в Москве, а также в Санкт-Петербурге в рамках команды театрального проекта «Кривой дом», то есть актеры обыгрывали это всё дело. В июне она выставлялась в Париже на днях миссии «Врачи Мира».

Помимо этого, она распространялась среди секс-работников в виде буклетов-открыток. Набор открыток был передан проектам по профилактике ВИЧ и инициативным группам секс-работников в разные города: Москва, Челябинск, Магнитогорск, Иркутск, Ростов-на- Дону, Оренбург, Казань, Набережные Челны, Санкт-Петербург, Красноярск, Краснодар, Анапа и Сочи.

И теперь мне нужно сделать финисаж. Потому что это было всё для секс-работников, а теперь нужно арт-среду познакомить с этим проектом. И финишировать она будет в арт-пространстве в Москве 17 декабря.

После чего в Театр.doc будет спектакль — сказка, посвященная секс-работницам. Его ставят ребята из Питера, они попросили в фойе эту выставку тоже повесить.

Slut-art

В прошлом году я впервые представляла Россию на фестивале SNAP! — это всемирный фестиваль творчества секс-работников. Он проходит каждый год больше 40 лет. Там была моя выставка, а на кинофестивале показали про меня документальный фильм.

Творчество секс-работников в Европе максимально позитивное. Потому что у них всё это легализовано, всё это можно. И когда я посмотрела работы европейских художников, я поняла, что у нас по-другому здесь, у нас всё смотрится не так радужно, не так весело. У нас стигма в России.

Работы Маруси и других секс-работниц в России очень тяжелые для восприятия

Бордельная выставка это подтвердила, потому что мне начали писать секс-работницы, находить меня в Сети и спрашивать, а что так можно было? «У меня так трехлетний сын нарисует». Я говорю: «Конечно, это же современное искусство! Здесь главное уже не схожесть с субъектом, а главное — идея».

И понеслось... Начали присылать девчонки свои работы. И я понимаю, что это такая же расчлененочка, как и у меня. Вот мои работы — расчлененочка такая, тяжело на них смотреть. И у них такая же, один в один.

«Я-то думала, что это я такая уникальная. И тут я понимаю, что это прям целый жанр в России»

И девочки начали с таким освобождением рисовать, они звонят мне или пишут, говорят: «Мы нарисовали и плачем». И я сама это испытывала. Когда я заканчиваю какую-то работу, для меня довольно серьезную, про какой-то очень тяжелый этап в моей жизни, это как терапия. И я поняла, что это уже шлюх-арт, назвали мы его шлюх-арт.

Творчество стало терапией не только для Маруси, но и для нынешних секс-работниц

В июне мы сделали выставку Slut-art в Москве. Мы собрали секс-работников с разных групп, скажем так, с разной комьюнити, которая в реальной жизни никогда не пересекается. Ну бюджетная путана никогда не пересекается с эскортницей, у них нет общего поля взаимодействия. Эта не пересекается с порноактрисой, та, в свою очередь, не пересекается с вебкамщицей. А она не пересекается с Госпожой. Я там собрала много-много секс-работников, причем задача была не просто кто-то, кто рисует, а именно чтобы это было современное искусство.

Выставка эта важной оказалась, потому что секс-работники такие: «А что, я теперь художник? Тоже могу быть художником?» Да. Дело в том, что секс-работникам тяжело уйти из ремесла как раз из-за самостигмы. Эта уязвимая группа стигматизируется, а стигматизация, естественно, рождает самостигму. «Я тварь, я никто, я такая грязная, я шлюха». А само комьюнити очень ласковое. Там все такие, в основном, ласковые девочки. Вообще, секс-работники — это очень чистые, хорошие люди.

Рупор комьюнити

Я могу спокойно разговаривать о проблемах секс-работников открыто, потому что художник — рупор комьюнити, рупор сообщества. Это моя святая обязанность доносить до людей, что есть секс-работник. О нас же никто ничего не знает. Это представление складывается только по каким-то фильмам, сериалам и обрывкам статей журналистов.

Поэтому очень важно, чтобы люди от нас при помощи искусства могли видеть и слышать, кто мы такие, что мы обычные люди. Нужно кому-то говорить об этом. Если мы не будем об этом говорить, это будет продолжаться стигматизироваться.

История Маруси даже легла в сюжет спектакля, который поставил краснодарский «Один театр»

У меня была акция, называлась она «Удушение стигмы». Когда мы в Краснодаре с моста сбросили надувную куклу. Акция была посвящена моей подруге из «Интуриста» Ире. Она была очень прекрасным, светлым человеком, добрым, ее любили все. Но в ее поселке узнали о том, что она секс-работница, и затравили и ее, и ее семью. И она покончила с собой.

«Если об этом не начнут говорить люди из нашей профессии, то эта стигма так и останется, так и будут девчонки подвергаться травле в своих поселках»

Нужно понимать, что таким образом секс-работник только загоняется в теневой сегмент. Если он всё время под стигмой, если ему стыдно об этом сказать, ему сложнее выйти из индустрии.

Так бы девочка поработала, сколько ей нужно, и вышла. Кредит, бывает часто, нужно закрыть. Она думает: «Я поработаю и выйду». И застревает. Или там, ипотеку нужно закрыть. И застревает. А так бы выходили. Получается, что людей больше там остается. Поэтому да, нужно говорить об этом обязательно. Чтобы люди к нам не относились через мифологию, а относились просто как к людям, которые занимаются этим ремеслом.

Секс-работниц в России нужно перестать стигматизировать, считает Маруся

«Мы оказываем колоссальную помощь государству»

Сейчас инициативные группы секс-работников активно борются с ВИЧ-инфекцией. Дело в том, что Россия находится уже на пятом месте в мире по количеству ВИЧ-инфицированных. Нас обходят только три страны Африки и Индия.

Поэтому девочки занимаются профилактикой ВИЧ. У нас есть машины, которые выезжают на аутричи (outreach) — это когда едет машина с презервативами, там сидит врач, и они едут по точкам, где стоят девчонки, и раздают презервативы. Они раздают бесплатно презервативы, но за это тестируют секс-работниц на ВИЧ, сифилис и гепатит.

«Девочки таким образом и себя пытаются обезопасить, выявляя инфицированных коллег»

Я тоже выучилась на ВИЧ-консультанта, чтобы спокойно заходить в бордели, тестировать девочек и консультировать их. Потому что до сих пор существует неграмотность в этом вопросе. Очень важно людям доносить, что такое ВИЧ. Люди не знают, что через 3 месяца терапии человек уже не может передавать это заболевание, даже может рожать здоровых детей. Нужно доносить, что это не конец жизни, что можно с этим жить, нужно просто пить таблеточки и жить обычной жизнью.

Сейчас в России растет число ВИЧ-инфицированных, и инициативные группы секс-работниц пытаются бороться с этим

Мы оказываем колоссальную помощь государству тем, что занимаемся профилактикой ВИЧ. И занимаемся мы этим очень серьезно и масштабно. У нас такая сложилась ответственная, дружелюбная тусовка.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем